ЕКАТЕРИНА ТОМАС

Чужого горя не бывает:
как поддержать человека, переживающего утрату

О нем не принято говорить. Прежде всего потому, что это явление тесно связано со страхом: перед неизвестным будущим; перед необходимостью принятия вещей, которые мы не властны контролировать; перед нестерпимой душевной болью...

Мы также часто не озвучиваем своих чувств, когда проживаем сложные вехи таких уязвимых человеческих судеб.
Речь идет о горе. Точнее — о проживании его после утраты близкого человека. Что помогает пережить? Как помочь скорбящему, да и можно ли вообще помочь в этом вопросе? Ведь хотя бы отчасти понять сокрушительную остроту скорби можно, только имея собственный опыт переживания невосполнимых потерь…

Кому адресована эта статья? Пожалуй, всем, кто сейчас пребывает в растерянности, будучи оставленным... А также тем, кто хочет оказать помощь и не знает, с чего начать; кто только готовится принять тяжелый жизненный удар и даже тем, кто не задумывался о смерти близких, но чувствует необходимость по-взрослому трезво смотреть на жизнь.

Преодоление любой проблемы начинается с глубокого осознания ее сути. И сегодня мы постараемся с социально-психологической стороны рассмотреть, что включает в себя понятие горя, чтобы ответить на важный вопрос: как помочь человеку вернуться к жизни после утраты?

Горе и горевание

Эти слова обычно ассоциируются со смертью и чаще всего представляются синонимами: оба отражают сильные эмоции и симптомы, возникающие вследствие потери близкого человека и сопровождающие скорбящего до полного возвращения к привычной жизни.

  • Эмоциональные симптомы, выраженные негативными эмоциями.
  • Когнитивные представляющие навязчивые мысли и непринятие (особенно на первых стадиях горевания) происходящего.
  • Поведенческие — скорбящий может проявлять сверхактивность и бессмысленное поведение или наоборот избегать мест и вещей, напоминающих умершего; ограничить свое общение с окружающими и потерять интерес к жизни.
Есть смысл понимать, что принятие наступает не сразу: может пройти несколько месяцев, а может и несколько лет (в среднем исследования в этой области обозначают два с половиной года, как верхний предел условной временной границы). И потому было бы более корректно рассматривать горевание, как процесс, в ходе которого человек, проживая самые разнообразные и интенсивные чувства (нередко полярные), постепенно восстанавливается и учится жить заново.

Каждый проживает такую беду, как смерть дорогих сердцу людей, по-своему... Но даже в этом случае можно выделить закономерности относительно того, как человек справляется с утратой близкого, и что может влиять на этот процесс извне.
Для начала поясню: в психологии принято выделять осложненное и неосложненное горевание.

Неосложненное горевание протекает в 6 стадий, которым ниже я посвящу отдельный раздел.

Об осложненном можно говорить в том случае, если к вышеупомянутой стадийности добавляются и усугубляющие внешние факторы:

  • в случае вдовства: недостаток родительской любви в детстве и обретение ее в партнере;
  • большое количество или череда потерь;
  • наличие совместных незавершенных дел;
  • зависимые / созависимые отношения с усопшим;
  • конфликты и ссоры незадолго до смерти близкого;
  • внезапная кончина или отягчающие обстоятельства смерти;
  • трагические обстоятельства: например, террористические акты или природные катастрофы;
  • суицид.

Кроме того, само осложненное горе подразделяется на несколько подвидов.

Хроническое — сильные переживания из-за утраты близкого возникают у человека даже спустя много лет — достаточно лишь напомнить о случившемся и поток горьких чувств не остановить.

Конфликтное, когда негативные эмоции — чаще всего это вина и гнев — искажаются/усиливаются, не давая примириться со случившимся.

Замаскированное — вместо эмоций проявляются симптомы той же болезни, что отмечалась у скончавшегося или иные соматические жалобы. При этом человек не видит связи между своим плохим самочувствием и гореванием.

Неожиданное — резкая, непредвиденная смерть вызывает полное непринятие случившегося, отягощенное чувством вины, тревоги, самообвинений, депрессией. Нередко у горюющих возникают мысли о смерти.

Отставленное горе — в первое время после утраты проявляются сильные, крайне негативные эмоции. Затем процесс горевания достаточно резко прерывается, внешне (!) напоминая принятие. В этом случае переживания об утрате близкого могут возникнуть намного позже, с наступлением других психотравмирующих событий, ассоциирующихся с былой недопрожитой болью, от которой психика неосознанно защищалась на протяжении достаточно долгого времени.

Отсутствующее. Эмоциональная сторона горевания не проявляется, поскольку человек находится в состоянии шока и отрицания.

Как мы проживаем утрату близких?

Пожалуй, первое, что я бы рекомендовала запомнить о горевании: это гибкий процесс, а прописанная в научных работах последовательность стадий условна.

Каждая боль индивидуальна, а потому скорбящий, проживая утрату, может не только пропускать ту или иную стадию (довольно часто пропущенные стадии проявляются намного позже). Но и периодически делать шаг назад, возвращаясь в предыдущему состоянию, когда кажется, что былые горькие вехи уже позади..

Именно поэтому, важно проживать, прорабатывать от начала и до конца каждое состояние, не запрещая себе отреагировать и артикулировать чувства. Иначе горе сработает подобно реке, которую перекрыли плотиной. До поры до времени плотина будет удерживать всю мощь и натиск воды, но стоит ей прорваться, бурные течения могут снести все на своем пути.

Даже в самых непростых обстоятельствах важно постараться взаимодействовать с живым потоком собственных эмоций и состояний, которые можно отнести к естественным проявлениям человеческой психики.
Шок — первое, что ощущает человек, узнав о смерти близкого. Может сопровождаться отстраненностью, искажением реальности, когда время как будто останавливается, а пространство становится либо «узким», либо «вязким — не дающим твердо стоять на ногах».

Внешне же реакция на утрату близкого проявится в отчаянном плаче, жалобах на физическое бессилие, потерей аппетита, дистанцированием от окружающих.

Вместе с тем нередки иные отклики на произошедшее: например, перевозбуждение или истерика.

В обоих случаях проявление сильных эмоций может привести к пробелам с памятью скорбящего впоследствии. Так организм в некоторой степени защищается от сильного эмоционального потрясения, как бы «смягчая углы» — не дает столкнуться всецело с сокрушительным ударом невосполнимой потери.

Отрицание. Важно понимать, что на этой стадии человек отказывается принимать «непрекращающийся кошмар» и сам факт смерти. Реальность видится ему дурным сном, который вот-вот должен закончиться, и все вернется на круги своя. Проявляется страх перед сопутствующей смерти болью и грядущими изменениями в жизни.

Чтобы защититься, сознание выискивает признаки того, что смерть — это какая-то нелепая ошибка. И что человек в состоянии контролировать происходящее: может менять реальность по своему желанию или оставить все без изменений.

Именно в это период ощущения, что скончавшийся все еще рядом — «скоро выйдет из душа», «к ужину вернется с работы» — проявляются наиболее ярко.

Но как бы то ни было, проходят дни, факт утраты становится все более реальным, и на смену отрицанию приходит агрессия (гнев).

Горевание на стадии агрессии это поиск «виноватых»: окружающих или себя. Человек анализирует события, предшествующие смерти для того, чтобы выявить свою или чужую ошибку, которая по его мнению привела к потере.

Как правило, на этой стадии человек плохо себя контролирует, и потому может испытывать целый спектр эмоций, нередко полярных: пищевые расстройства, алкогольная и другие виды зависимостей; желание уединиться или наоборот без остановки говорить об умершем; перепады настроения; изменения сна; панические атаки; физическое бессилие, тремор, слабость и многое другое.
Торг — период душевных метаний скорбящего, в котором человек может пребывать очень долго. В какой-то степени торг — продолжение стадии агрессии (часто — аутоагрессии), когда человек пытается моделировать другой исход, нежели смерть близкого, который мог сложиться, «если бы…».

Однако нередко скорбящий торгуется не только с произошедшим, но с самим собой и окружающими. Увлечение работой, гиперзабота о своем или здоровье кого-то из родных: в ход идет любая занятость, главное — отсрочить момент наступления уже очевидных, но таких же страшных в своей неизвестности жизненных перемен.
Стадия депрессии и ухода в себя — ключевой этап качественного (здесь имеется в виду всё то, что способно смягчить естественный процесс «заживания» и переживания) проживания горя.

Во-первых, потому что ресурсы человека к этому времени довольно истощены предыдущими состояниями. Внутренние всплески гнева, несогласия, обиды утихают. Им на смену приходит отчаяние — более упадническое состояние, внешне напоминающее крайнюю усталость.

Во-вторых, отношения между скорбящим и умершим (представленном в сознании скорбящего) перестраиваются. С одной стороны, в памяти человека воспроизводятся только хорошие черты ушедшего; только добрые и счастливые совместные моменты и события. Такая идеализация необходима психике для принятия близкого человека в новом качестве, как неотъемлемой частицы собственного внутреннего мира.

С другой стороны, появляется необходимость самому живущему ослабить эту связь, отпустить, увеличить внутреннюю дистанцию между собой и тем, кто уже продолжил свой внеземной путь. И с этим связана боль иного рода — перерождения.

Проживая и переживая утрату близкого, человек особенно остро ощущает пустоту, злость, отчаяние, оставленность (внутреннее сиротство) и бессмысленность жизни. Нередко теряя теплоту и испытывая раздражительность по отношению к семье, друзьям, знакомым.

На заключительной стадии горевания человек возвращается к привычному ритму жизни, который, безусловно, не будет в ста процентах прежним.

Чувство потери переплетается с необходимостью решения текущих жизненных вопросов и дел, а потому обостряется периодически, например, при наступлении какой-либо совместной даты.

Вместе с тем меняется отношение к ушедшему в мир иной: оставаясь близким, он перестает быть жизненным центром, а все больше становится светлым и в то же время глубоко трогательным воспоминанием; очень ценной, но уже завершенной главой книги жизни скорбящего.

Метафорично чувства этого периода можно описать словами: «печаль моя светла...».
Важным фактором завершения горевания является преодоление барьера — как скоро можно прекращать траур? Ведь, нередко люди уравнивают длительность траура с мерой любви к покойному. И важно понимать, что с момента смерти, в эмоциональном плане, скорбящий находился в сильной зависимости от умершего. Но для полноценного продолжения жизни необходимо менять характер связи с человеком, уже перешагнувшим границу этого мира, важно помочь себе научиться оставлять... Оставлять с миром и себя, и душу покойного.

Работа с гореванием: чего делать не стоит.

Многие из нас, наблюдая убитого(- ую) горем новоиспеченного(- ую) вдовца / вдову, родных, абсолютно искренне желают помочь. Но зачастую делают это не всегда достаточно деликатно.

«Ты еще молод(а) — снова выйдешь замуж (родишь и пр.)» или «Не переживай, все наладится!» — вот, что слышит человек, проживающий боль утраты от желающих поддержать и помочь.
Избегание факта смерти — первая ошибка поддерживающих. Для естественного проживания горя очень важно принять утрату близкого, и потому горюющим так важно говорить об умершем.

Однако чаще всего их пытаются увести от таких разговоров, дабы «не травмировать еще больше». Но все происходит с точностью, да наоборот — умалчивание, перевод тем, неловкое молчание при случайном упоминании умершего в разговоре, больше ранят человека, нежели поддерживают.

Такая попытка управлять событиями — стремление исцелить страдающую душу, может навредить — привести к затяжному гореванию или развитию психосоматических заболеваний.

Вторая, как следствие первой — попытка успокаивать скорбящего. Текущие эмоции важно проживать здесь и сейчас, не откладывая и не перенося на потом. Полезно помочь скорбящему, уходить от самообвинений и поиска виноватых, но никак не блокировать возникающие эмоции, даже крайне негативные.

Третья ошибка — ускорять течение горевания. Все должно идти своим чередом, попеременно. И попытки «увести» страдающего к успокоению, через разговоры о позитивном настрое, могут вызвать у него ощущение непонимания, вакуума и желание устраниться.

Четвертое — не навязывайте помощь. Желание вдовца / вдовы / сироты / скорбящего родителя / родственника / близкого человека побыть одному вполне естественно, этому не нужно препятствовать (безусловно, если человеку не угрожает опасность).

Кроме того, прежде, чем начать помогать, есть смысл об этом тактично спросить, как бы тихонечко «постучаться», запрашивая «разрешение на вход» во внутреннее пространство горюющего. Важно получить добровольное согласие, и только после него проявлять бережное и разумное участие.

Пятое — не предлагайте абстрактную помощь. Важно четко и детально проговаривать чем и в какое время вы можете помочь.

Конечно же, перечисленные рекомендации не являются догмой — каждое горе хоть отчасти и схоже с другими, всегда имеет свои индивидуальные черты. Их важно учитывать.
На мой взгляд, ключевое в помощи скорбящему — донести, что вы рядом и готовы поддерживать, что уважаете его чувства; что постараетесь чутко слышать и участвовать в ситуации настолько, насколько это будет для него приемлемо. Ведь это в первую очередь о НЕМ и ЕГО БОЛИ и уже во вторую о вашем деятельном сопереживании.

В случае необходимости, можно ненавязчиво дать понять, что о помощи не только можно, но иногда и нужно просить. И это не о «силе и слабости», а о чем-то простом — «мы все всего лишь люди...». А зачастую лучше просто обнять или молча быть рядом...

Не стоит сбрасывать со счетов и возможную медикаментозную поддержку. Ведь нередко человек в своем стремлении стойко вынести утрату близкого может не рассчитать своих внутренних сил перерасходовать ресурсы нервной системы. В таком случае опытный доктор (психиатр) сможет назначить поддерживающие препараты, способные помочь восстановлению.
Но говоря о поиске правильного отклика на горе и не нахождении его в друзьях и родных, стоит обратить внимание на центры оказания социальной помощи или работу с профессиональным психологом, имеющим опыт в данной области.

Это должен быть не только специалист, получивший серьезное образование, но и зрелый человек, имеющий достаточно жизненного и профессионального опыта для того, чтобы оказывать помощь людям, переживающим горе.

Важно найти того или тех, с кем можно открыто проявлять свои чувства, говорить, плакать, выражать любые эмоции и про-жи-вать утрату от начала и до постепенного принятия неизбежного…

Здесь вы можете оставить свой запрос на консультацию
Я обязательно отвечу в ближайшее время,
и мы договоримся о встрече
Made on
Tilda