ЕКАТЕРИНА ТОМАС
Привязанность:
вместе, рядом или врозь?
«Кто-то зависит от мужчины или женщины, денег или карьеры, обстоятельств. А кто-то — от того, что с ним случилось».
Эльчин Сафарли, «Я хочу домой».
Привязанность — биологический механизм, помогающий живым организмам держаться вместе. Как правило, такая формулировка определяет взаимоотношения в мире животных. Когда детеныш делает первые шаги и учится выживать, то с опытными старшими особями — родителями и наставниками — его связывает именно привязанность.

Для человека — это не только способ выживания на ранних стадиях жизни. Это инструмент освоения мира, нахождения в нем своего места и удовлетворения базовых потребностей не только в безопасности, но и в заботе, ласке и любви.

    То, что было заложено в детстве.
    Период от рождения и до 3 лет — наиважнейший этап формирования привязанности. Именно в это время, чаще всего через общение с матерью, у ребенка появляются чувства надежности, защищенности и взаимности. Или не появляются вовсе.

    Это зависит от многих моментов в общении родителей и детей:
    • Достаточное ли количество телесных контактов получил ребенок в первый год жизни?
    • Насколько чутко и своевременно взрослые реагировали на различные сигналы ребенка, в том числе и стрессовые?
    • Получали ли сами родители удовлетворение от общения с чадом?
    • Насколько безопасными для жизни были условия, в которых рос малыш?
    Если ребенок чувствовал себя нужным, важным, ощущал поддержку и заботу близких, то у него складывается доверительное отношение к миру и крепкая связь с родителями. Закладывается надежная привязанность, которая в будущем позволит ему строить гармоничные и зрелые отношения.

    Такие дети довольно открыты и независимы. Они не боятся исследовать мир вокруг, поскольку уверены: близкий человек поддержит, а при необходимости и защитит. Он всегда рядом и готов помочь.

    В незнакомой обстановке мать или отец становятся для ребенка лишь отправной точкой: прежде, чем окунуться в изучение окружающей среды, ребенок некоторое время проводит в поле зрения родителя — осматривается. А потом постепенно отстраняется.

    Такие малыши спокойно переносят временное отсутствие родителя и не устраивают истерик по этому поводу. Возвращение же матери или отца наоборот вызывает большое количество положительных эмоций: ребенок радостно бежит навстречу, старается обнять и приласкать.
      Однако если человек рос в негативных условиях, у него может формироваться расстройство привязанности. То есть отсутствие качественной связи с родителями или опекунами, а во взрослой жизни и с партнером.
        Причинами возникновения расстройства привязанности
        в детстве могут быть следующие ситуации:

        • отсутствие комфортных условий для жизни в детстве;
        • игнорирование родителями базовых потребностей ребенка: в еде, безопасности и защите;
        • отсутствие тактильного, зрительного, эмоционального контакта на ранних этапах жизни;
        • ребенок получает внимание только после демонстрации сильных эмоций или экстремальных форм поведения;
        • жестокое обращение или насилие;
        • частая смена опекунов.

        И по тому, как ребенок реагирует на родителей, их отсутствие; ищет ли у них защиты и насколько открыт к общению с окружающими, можно понять: насколько хорошо у человека заложен фундамент здоровых отношений и эмоциональных связей.

        Типы привязанности у детей.
        Согласно исследованиям английского психолога Джона Боулби и более поздним работам американки Мэри Эйнсворт, существует 4 типа привязанности:

        • надежный — рассмотренный выше;
        • эмоционально-отстраненный (избегающий);
        • тревожно-неустойчивый;
        • боязливо-избегающий.

          При избегающем стиле привязанности ребенок демонстрирует раннюю независимость и избегает телесных контактов. Он плохо идет на руки, отстраняется от объятий и не всегда смотрит
          в глаза. На временное отсутствие рядом родителя малыш реагирует спокойно, а возвращение оного ему и вовсе безразлично.

          Все потому, что малыш привык к тому, что в важные моменты его жизни он был один. И теперь блокирует все свои чувства — не показывает их ни матери, ни отцу, чтобы заново не ощутить одиночество.

          Внешне такие детки выглядят тихими, послушными и сдержанными в своем поведении. Но стоит понимать, что это не более, чем защитная реакция, попытка избежать новых разочарований.
          Тревожно-неустойчивая детская привязанность в поведении напоминает качели. Ребенок то притягивает к себе близкого взрослого, то отталкивает. А в отдельных случаях выполняет и то, и другое одновременно. Например, если ребенок остается один, он будет очень тяжело переживать отсутствие рядом родителя,
          с капризами и слезами. Но по возвращении матери или отца, не испытает радости или облегчения.

          Наоборот, сразу после того, как он притянет к себе родителя, скорее всего оттолкнет его.

          Такая непоследовательность в поведении взята из его базовых отношений со взрослыми. Скорее всего, родители сами «катались на эмоциональных качелях»: то чрезмерно опекая малыша, то оставляя его без внимания.
          Сюда же можно отнести резкие вспышки гнева и наказания без причины (или без объяснения, что к чему) на общем нежном и спокойном фоне общения.

          И поскольку ребенок растет в условиях «незнания, как поступит родитель и чего от него ждать», то перенимает эту форму поведения и часто воспроизводит её.

          Кроме того, для детей с тревожной привязанностью характерны вспышки гнева, истерики, паника в напряженной ситуации; привлечение родительского внимания через провокацию и непослушание.
          У них отсутствуют исследовательский интерес к незнакомой среде, а в отдельных случаях и плохо развит инстинкт самосохранения.
              Боязливо-избегающая привязанность формируется у ребенка в том случае, если родители совсем не демонстрировали свою любовь к нему и вели себя дистантно, холодно.
              А также регулярно подвергали малыша эмоциональному или физическому насилию. Довольно часто такая форма общения складывается в тех семьях, где отец использует крайне жесткие формы воспитания, а мать принимает пассивное участие,
              и не способна при необходимости защитить малыша.
              Другой случай развития боязливой привязанности — депрессивное состояние матери. Как такового общения с ребенком не происходит, поскольку мама находится в довольно отстраненном состоянии. А её внимание выражается только в периодических агрессивных выпадах.

              Нередки и случаи недоопеки в ситуациях, где взрослые злоупотребляют алкоголем, наркотиками или страдают психическими расстройствами разной степени тяжести.

              В таких спартанских условиях ребенок учится выживать за счет внутреннего отказа от связи с родителями. Ведь в данном случае, выжить можно не тогда, когда ты любим, а когда способен за себя постоять.
              Эти дети довольно замкнуты, напряжены и, как правило, тяжело идут на контакт, поскольку находятся в постоянном ожидании угрозы.

                  Взрослый опыт привязанности.
                  Думаю, вы понимаете, что привязанность взрослого человека — отработанный стиль общения, взятый из детства: copy - paste.

                  Если человек вырос в любви, заботе и понимании,
                  у него сложится положительный опыт привязанности, который позволит ему строить гармоничные, зрелые, открытые отношения
                  с партнером.

                  Человек, с надежным типом привязанности не боится любить, быть искренним и частично зависимым от партнера. Романтические отношения воспринимаются им позитивно, а брак приносит удовлетворение и счастье. При этом временная разлука или одиночество воспринимаются так же спокойно.
                  Люди с тревожным типом привязанности обычно оценивают себя с негативной, а партнера с позитивной точки зрения. Их заниженная самооценка приводит к постоянным сомнениям, опасениям и приступам ревности. Человеку с тревожной привязанностью важно регулярно получать подтверждение собственной нужности, ценности и любви партнера.

                  Избегающе-отвергающую привязанность переживают довольно самодостаточные люди. Как правило, себя они оценивают со знаком «+», а вот партнера «-». Они могут избегать близких отношений и выглядеть угрюмыми или замкнутыми, поскольку высокая степень близости для них неприемлема.
                  Ровно, как и демонстрация своих чувств. Потому что так они защищаются от ранящего и опасного мира.
                      Тревожно-избегающий тип отношений, пожалуй самый сложный. Испытывая одновременно и желание близости, и боязнь быть отвергнутым, человеку сложно быть любящими и открытыми
                      с партнером. Примечательно, что для данного типа привязанности характерно не только партнера, но и себя оценивать с негативной точки зрения. Безусловно и здесь прослеживается связь с ранним детским опытом. Так бывает, когда эмоциональные потребности ребенка нередко игнорировались, а все внимание сводилось к жестким и доминантным методам воспитания.

                      Иными словами, «партнер не заслуживает доверия, а я его любви». Поэтому отношения в паре могут складываться по типу: агрессор — жертва. При этом человек, страдающий от тревожно-избегающей привязанности может занимать обе стороны: либо доминируя над партнером, либо подчиняясь ему.

                      Также, если в детстве человек пережил опыт насилия или недоопеки, то во взрослом возрасте это может компенсироваться в вечных поисках эфемерной, экзальтированной любви. Нередки и случаи пограничных расстройств личности, в основе которых лежат серьезные психологические травмы, эмоциональная незрелость и импульсивность.

                      Расстройство привязанности — это очень прочный и зачастую негибкий механизм психологической защиты. От чего? От оценок со стороны, от осуждения, от беспомощности, от непринятия. Формирующийся и укрепляющийся на протяжении всей жизни, он как броня не только оберегает своего хозяина от опасности, но и препятствует созданию других, не менее прочных, но все же более гибких связей и контактов. Тех, в которых человек может любить, быть любимым, получать необходимую поддержку и заботу.

                          И сделать эту броню более гибкой, адаптивной, к сожалению, самостоятельно маловероятно. Чтобы преодолеть детские страхи и обиды, а также черно-белые оценки происходящего, необходимо заново пройти путь создания привязанности. А для этого нужны двое и лучше, если этот процесс качественных преобразований будет проходить в сотрудничестве с опытным психологом-профессионалом.

                          Почему? Потому что формирование здоровой привязанности начинается с поиска первопричины — тех обстоятельств, из-за которых человек вовремя не получил должной заботы и любви.

                          Определив, что именно послужило причиной нарушений, создается и поддерживается среда, комфортная для изменений.
                          Появляется тот значимый взрослый, который должен установить необходимую зрелую связь — дать нужную реакцию, помочь проиграть «правильный» сценарий.

                          Это сложная, отчасти ювелирная работа, от которой зависит — сможет ли человек в будущем строить вокруг себя здоровую среду в семейном, профессиональном и личностном планах или нет.

                          И здесь, на мой взгляд, стоит открывать новые возможности!
                          Позволять себе не только мечтать о счастливом будущем рядом с близкими людьми, но и шаг за шагом уже сейчас продвигаться в этом направлении.
                              Здесь вы можете оставить свой запрос на консультацию
                              Я обязательно отвечу в ближайшее время,
                              и мы договоримся о встрече
                              Made on
                              Tilda