ЕКАТЕРИНА ТОМАС
Психологические защиты: и один в поле воин. Часть 1
Мне кажется, из детства я выехал, а вот до пункта назначения — «взрослости» — не добрался. Так и живу в автобусе…
«Мне тебя обещали»
Эльчин Сафарли
Каждый человек индивидуален, мы различаемся как цветом волос, глаз, ростом и другими внешними параметрами, так и чертами характера, эмоциональностью, темпераментом. Но при этом обо всех нас можно сказать, что мы обладаем достаточным потенциалом моральных и физических сил. Человеческая психика всегда стремится защитить личность от негативных факторов, как внутренних, так и внешних, и позволяет ей устоять даже при сильных стрессах и чудовищных трагедиях.

Это своего рода фильтр, помогающий поддерживать достаточный уровень уважения к себе и эмоциональную стабильность, а также отсеивающий негативные мысли, которые могут приводить к беспокойству, тревожности, неврозам и плохому самочувствию.
Такие механизмы носят название «психологические защиты» и работа их заключается в том, чтобы преобразовать или исказить реальную ситуацию и тем самым облегчить, снизить внутреннее напряжение, помочь в адаптации к меняющимся условиям среды. В похожих стрессовых ситуациях определённые виды защиты срабатывают «на автомате». Как итог: человек не воспринимает информацию, которая может его травмировать; если воспринимает, то она забывается; если же запомнилась, то интерпретируется так, как в данный момент выгодно. Ответ: «да, но лишь отчасти». Все перечисленные пункты скорее относятся к возрасту в паспорте, чем к развитию личности. Психологическая же «взрослость» — это история о человеке, который сам может определить и удовлетворить свои базовые потребности, готов нести ответственность за свою жизнь и поступки, знает, как завести продуктивные социальные знакомства, умеет ставить цели и добиваться их, активно ищет способы решения проблем и преодолевает их, адекватно воспринимает реальность и окружающих его людей.
Какими они бывают? Механизмы защиты делят на примитивные (воспроизводятся, начиная с раннего детства, практически всеми) и вторичные или зрелые (приобретаются с опытом, зависят от жизненных условий, воспитания и т. д.).

В этой статье речь пойдёт о примитивных защитах, а также их плюсах и минусах.

Примитивные защиты по большому счёту являются механизмами адаптации, необходимые нам, чтобы выжить ещё с младенческого возраста. Случаи применения некоторых вспоминаются моментально — стоит лишь услышать о них, на осознание других требуется немалая сила воли и кристальная честность с самим собой. Они бывают такими:


Какими они бывают? Механизмы защиты делят на примитивные (воспроизводятся, начиная с раннего детства, практически всеми) и вторичные или зрелые (приобретаются с опытом, зависят от жизненных условий, воспитания и т. д.).

В этой статье речь пойдёт о примитивных защитах, а также их плюсах и минусах.

Примитивные защиты по большому счёту являются механизмами адаптации, необходимые нам, чтобы выжить ещё с младенческого возраста. Случаи применения некоторых вспоминаются моментально — стоит лишь услышать о них, на осознание других требуется немалая сила воли и кристальная честность с самим собой. Они бывают такими:
1. Изоляция: «Я в домике».
В детском возрасте встречается, когда малыш засыпает, будучи расстроенным или перевозбуждённым. Взрослый же человек всячески избегает взаимодействия с другими людьми, уходит в свои фантазии, с целью избежать напряжения от контакта с окружающими. По сути — это уход от реальности. К сожалению, такой вид защиты может приводить к решению принимать алкоголь или наркотические вещества, чтобы добиться «состояния изменённого сознания».

2. Отрицание: «Шоколада мне не надо, я не вижу шоколада».
Заключается в отказе признать нежелательное явление. Каждый раз, когда в голове всплывала мысль: «Нет! Только не это!», срабатывал этот механизм. Это тоже защитная реакция ребёнка, уход в детский эгоцентризм: «Ситуация не случилась, пока я не поверил в неё». Именно отсюда вырастает современное веяние «не думать о плохом» и «быть на позитиве». В целом — это очень простой и доступный механизм самоподдержки, но если перегнуть палку, то последствия будут печальными. Так можно перестать замечать очевидные вещи и начать отрицать свои истинные потребности. Нередко люди попадая в сети тяжёлой депрессии, отрицают наличие проблем психологического характера, и в результате усугубляют свое состояние отсутствием адекватной помощи.


2. Отрицание: «Шоколада мне не надо, я не вижу шоколада».
Заключается в отказе признать нежелательное явление. Каждый раз, когда в голове всплывала мысль: «Нет! Только не это!», срабатывал этот механизм. Это тоже защитная реакция ребёнка, уход в детский эгоцентризм: «Ситуация не случилась, пока я не поверил в неё». Именно отсюда вырастает современное веяние «не думать о плохом» и «быть на позитиве». В целом — это очень простой и доступный механизм самоподдержки, но если перегнуть палку, то последствия будут печальными. Так можно перестать замечать очевидные вещи и начать отрицать свои истинные потребности. Нередко люди попадая в сети тяжёлой депрессии, отрицают наличие проблем психологического характера, и в результате усугубляют свое состояние отсутствием адекватной помощи.
3. Всемогущий контроль: «Будь готов!»
Этот механизм сводится к убеждённости человека, что он может всё контролировать. Происходит он также из младенчества. Возможность контролировать что-либо, прокормить себя или защитить у младенца равна нулю, но тем не менее он считает, что получение всех необходимых ему благ — это его заслуга. Отголоски этого механизма позволяют во взрослом возрасте почувствовать свою нужность, компетентность и эффективность.
Но если не «перерасти» эту форму защиты, то можно попасть в ловушку, итогом которой будет либо сильная жажда власти, либо постоянно преследующее чувство вины, а главное — неспособность расслабляться и тотальное напряжение, которого «герой» может не замечать.

4. Примитивная идеализация и обесценивание: «Подумаешь, „прЫнц“ нашёлся! Не очень-то и хотелось!».
По мере взросления ребёнка этот механизм сменяет всемогущий контроль и идея «всемогущества» переносится на родителей. Даже повзрослев, человек выбирает себе объект для идеализации, считает его авторитетным и рассматривает, как надёжного защитника. После родителей мы перекладываем эту ношу на кого-то из ближайшего окружения,


4. Примитивная идеализация и обесценивание: «Подумаешь, „прЫнц“ нашёлся! Не очень-то и хотелось!».
По мере взросления ребёнка этот механизм сменяет всемогущий контроль и идея «всемогущества» переносится на родителей. Даже повзрослев, человек выбирает себе объект для идеализации, считает его авторитетным и рассматривает, как надёжного защитника. После родителей мы перекладываем эту ношу на кого-то из ближайшего окружения,
например, тех, в кого мы влюбляемся, ну, а потом — на политиков, селебрити, спортсменов, блогеров и т. д. Если объект идеализации «показывает своё истинное лицо», а по сути, просто является собой, не соответствуя нашим ожиданиям — неизбежен крах рухнувших надежд и обесценивание. Оно помогает человеку понизить уровень значимости важных для нас людей, эмоций и событий, чтобы не сильно горевать от утраты отношений. Обычно это состояние не длится долго, так как сменяется чувством одиночества и острым желанием найти новый объект для идеализации.
5. Проекция, интроекция, проективная идентификация: «Соринка в чужом глазу».
Действие этих механизмов базируется на неумении разделять происходящее внутри и происходящее во внешней среде. Проекция — это перенос во внешнюю среду того, что происходит внутри. Иногда нам не нравятся в людях черты, которые присущи нам самим — это и есть процесс проецирования на других своих качеств. Противоположным образом работает интроекция — происходящее извне мы ассоциируем с внутренним состоянием. Таким образом мы впитываем нормы морали и поведения, стереотипы, убеждения и т. д. В случаях психологических травм, интроекция может принимать патологическую форму и пострадавший впоследствии может сам стать агрессором. Проективная идентификация проявляется как манипулятивное воздействие. Например, человек-«жертва» (ранее мы говорили

об этом типе в статье «Геометрия отношений»), не просит о помощи напрямую, но жалуется так, что в итоге на призыв о помощи откликается «спасатель».
6. Расщепление: «Третьего не дано».
При использовании этого механизма мир вокруг делится на «чёрное» и «белое», «хорошее» и «плохое». Все «полутона» игнорируются. В случае, если «хороший» объект совершает что-то, что идёт в разрез с соотнесённым с ним амплуа, то его автоматически, без права на реабилитацию, подсознательно переносят в категорию «плохих».



6. Расщепление: «Третьего не дано».
При использовании этого механизма мир вокруг делится на «чёрное» и «белое», «хорошее» и «плохое». Все «полутона» игнорируются. В случае, если «хороший» объект совершает что-то, что идёт в разрез с соотнесённым с ним амплуа, то его автоматически, без права на реабилитацию, подсознательно переносят в категорию «плохих».

7. Диссоциация: «Зазеркалье».
Процесс, происходящий при срабатывании этого механизма, можно описать фразой: «это происходило будто не со мной». Человек, получивший порцию чрезмерно сложных, невыносимых эмоций (горе, переживание утраты и пр.), начинает воспринимать ситуацию так, будто она происходит с посторонним. Нередко этот механизм лежит в основе серьезных психических расстройств.

В заключение, хочу еще раз подчеркнуть, что все перечисленные механизмы являются первичными способами контактирования с миром. Большую проблему они могут составлять, если не используются гибко или есть недостаток в более развитых защитах.
А вот о том, какими бывают зрелые защиты, и как их использование может влиять на нашу жизнь, мы поговорим в следующей статье.
Здесь вы можете оставить свой запрос на консультацию
Я обязательно отвечу в ближайшее время,
и мы договоримся о встрече
Made on
Tilda